rebel_mouse


Дмитрий Войтик... падший филолог


[sticky post]Осебятина (Верхнее сообщение)
rebel_mouse

Здравствуйте, гости - дорогие и немного упавшие в цене!


Меня зовут Дмитрий.

Родился в Ростове. Умер там же.
Это если вкратце
На самом деле я пока ещё жив и неплохо себя чувствую.
Только немного изъеден книжным червем, от чего из меня порой сыпятся буквы, слова и даже образы.
В прошлом лингвист-германист. Ныне трезвенник. Совсем ныне ещё и член Союза Писателей ))
Экологически чист - шесть лет не курю и тридцать три года не вожу машину.
Мне тридцать три.
На треть русский на две трети славянин… хотя кто его знает.
Веду относительно добропорядочный образ жизни с весьма упорядоченными связями.
Политически трезв. Социально адаптирован. Не вызываю побочных эффектов и галлюцинаций.
Пишу много о малом, но планирую меньше о многом.

Верю в дружбу после френдинга, как в секс после свадьбы.
Поэтому милости прошу - заходите, разувайтесь, комментируйте.
Если вам что-то понравилось, я не виноват!

С уважением Дмитирий Войтик (тут может быть ваш смайл)


https://www.facebook.com/dvoytik


Сказ о том, как я приобрёл стол и обрёл веру в человечество.
rebel_mouse


Киприотов от прочих людей отличает тотальное неумение передвигаться пешком. Например, выйти за хлебом у них означает – сходить на стоянку, затем от стоянки проехать до магазина, в магазине взять хлеб, доехать обратно до стоянки и от стоянки вернуться домой. На всё про всё уходит туча времени и это при том, что магазин от дома находится в 30 метрах, а стоянка в 100! Возможно, таким образом, киприот как бы демонстрирует, что он достаточно состоятельный и на бензин (весьма недешёвый, кстати) ему решительно плевать. Как бы там ни было всякий островитянин рождается не в рубашке, а в машине, которая растёт и развивается вместе с ним как неотъемлемая органическая часть. То, что автомобиль для киприота не просто средство передвижения, а средство передвижения единственное возможное, я имел счастье убедиться пару дней назад, когда вдруг и совершенно внезапно решил приобрести себе письменный стол.

Стоял погожий январский летний день. Я зашёл в обычный кипрский магазин на центральной улице. В таких одновременно продают рояли, булавки, компьютеры, пиво и кошачьи наполнители. Столы, разумеется, тоже наличествовали. Приветливые продавцы – два дядьки под полтинник – сразу стали расспрашивать меня, чего я изволю. Я изволил посмотреть всех – нет, не остальных дядек, а столы, которых в ассортименте было аж два: из них один уже проданный, а другой красивый. «Тхырти сыкс!» - с улыбкой бросил один из дядек и постучал по благородной тверди из натурального ДСП ценных пород. В переводе с кипрского английского это означало 36. Надо сказать, что киприоты обожают говорить «Тхырти», поэтому у них много всего стоит тридцать с чем-то. Я подумал, что не может такой красивый стол из натурального ДСП, да ещё дизайнерского цвета с хитроумным названием «велосипедная прогулка с нимфой на замёрзшем Монмартре» стоить так дёшево, на что тут же получил уточнение: в разобранном виде. В собранном – все 70. Я не олигарх (пока что), к тому же мебелЯ в своей жизни собирал не раз – есть в трофеях даже икеевский шкаф без инструкции – поэтому что мне какой-то там стол. Сказал, беру красоту, разбирайте! Дядьки смешно так захихикали – у них, оказывается, уже разобранные есть. В подвале. В коробках. Идём, говорят. Спустились в подвал, я выбрал из четырёх одинаковых картонных коробок самую одинаковую. Дядьки одобрительно кивнули, затем вздрогнули, подсели, взяли с двух сторон поклажу на бицепс и потащили в зал. На торце проплывающей мимо меня, а-ля султан на паланкине, коробки я заметил вес - 23.5 кг. И выдохнул: лёгкая, а значит, допру ногами, благо живу недалеко. Расплатился на кассе, пожал дядькам руки, дядьки сказали мне «thank you», я сказал «thank you» дядькам, потом пожали руки ещё раз, потом дядьки пожали руки друг другу, далее последовала ещё одна короткая серия взаимных «thank you», затем как дорогому гостю мне предложили кофе, за поглощением кофе поговорили о том о сём, а после ещё раз друг друга поблагодарили… Когда мы, казалось, попрощались окончательно, я взял коробку под мышку и направился к выходу. Один из дядек, руководствуясь пресловутыми законами вежливости и гостеприимства, подскочил ко мне и любезно предложил помочь донести обновку до машины. И вот тут я совершил грубую диалектическую оплошность, мгновенно приведшую к отчаянной схватке менталитетов. Нижеследующий диалог, разумеется, состоялся на чистейшем оксфордском английском. Но я для удобства я приведу его сразу на русском.

- Спасибо, всё окей...Collapse )

Поэзия на шпильках
rebel_mouse


Женщины на длинных шпильках постоянно находятся в двояком положении. С одной стороны они взирают на окружающих свысока, с другой – ходят перед ними на цыпочках. Лично мне этот вид обуви, хоть и нравится, но чем-то напоминает внебрачную дочь шахматной королевы, согрешившей с ладьёй. Девушки на шпильках тоже, как правило, стройные, но какие-то надменно-неуверенные. Наверное, потому что сосредоточены они не на окружающем мире и даже не на своём внутреннем пространстве, а скорее на походке и только на ней. Ведь она сродни цирковому искусству, где королеву от ладьи отделяет всего одна трещинка в асфальте. Вот откуда этот гордый взгляд от бедра сквозь сумерки тёмных очков. Только не нужно думать, что это высокомерие – это страх высоты. Всё что женщина носила на себе в советскую эпоху, теперь оказалось под ней, а это тоже чертовски тяжело. Ведь это не авоськи и даже не рельсы сталинских металлопрокатов. Это целый храм женской души, а шпильки – его колонны. В такой обуви хорошо витать в облаках и падать в обморок, но жутко неудобно выходить из маршрутки в слякоть. И ещё. Не заговаривайте с женщинами на высоких шпильках. Любуйтесь ими, но по возможности молча. Заговорить с такой – всё равно, что дотронуться до крыла бабочки, которая потом не сможет летать. Поверьте мне на слово.

                                                                         * * *                                                                                                  

Я следую по восклицательным знакам Её следов, на ходу лишая невинности новенькую записную книжку. Я вхожу за Ней в атмосферный слой парфюмерного бутика. В лицо бьёт ароматная шрапнель Шанеля и правый боковой от Живанши. В носу наступает весна, а глазные яблоки тонут в топленом молоке белков. Это всё она - инъекция женственности через тонкую иглу шпильки - земная ось, не дающая мне сойти с орбиты моего рассудка. Я наблюдаю на Ней сквозь частокол щёточек для ресниц, сквозь прозрачные колпачки духов. Пространство вокруг Неё искривляется и корчит мне рожи, но я не обращаю на это внимания, ведь во всем пространстве только Её силуэт остаётся неизменным.

Мы выходим на улицу. Я пьян, как неопытный сомелье на светском приёме. Пьян от запаха Её походки. Светофоры отдают под козырёк. Под все три козырька! Дорога свободна и мы вместе топчем солнце, распластанное по асфальту – Она впереди, я чуть сзади – в четвёртом измерении фонарных столбов и ветхих подворотен, где я стыдливо прячусь в тяжёлых складках столетних теней. Она сворачивает под арку. Эхо Её шагов поёт дискантом. Оно выносится на улицы свежим сквозняком, украшая городской шум своей песней
Наконец, я набираюсь храбрости, выхожу из тени и окликаю Её:

- Девушка! Вы меня ищете?
- Вас – улыбается Она, делает шаг мне навстречу… и проваливается в открытый люк

…не заговаривайте с женщинами на высоких шпильках. Любуйтесь ими, но по возможности молча. Заговорить с такой – всё равно, что дотронуться до крыла бабочки, которая потом не сможет летать…


Read more...Collapse )










https://www.facebook.com/dvoytik

Театральный скорострел
rebel_mouse


Вчера крутил в голове какую-то интересную мысль, но случайно раздавил её неосторожным движением извилины. Моя неловкость стоила мне дурного настроения, а мировой литературе очередного шедевра от очередного автора. Мне хотелось написать что-то светлое и куртуазно-изысканное, но в итоге речь пойдёт про моего приятеля Пашу Зуева – поэта и театрала.

Дело в том, что Паша не простой театрал, а очень даже уникальный. Он театральный скорострел! Именно так я называю тот редкий тип людей, которые испытывают катарсис примерно за полчаса до окончания спектакля. Подобная любовь к Мельпомене, безусловно, пылка, но по-юношески скоротечна и неопытна. Паша это понимает, но ничего с собой поделать не может. Любовь к сигарете для него важнее любви к искусству. Так за три года своей активной театральной жизни он не досмотрел до конца ни одной постановки. Умудрился, однако.

Антракт не спасает, а рюмка со знакомым осветителем только разжигает табачные аппетиты моего товарища. За полчаса до занавеса Паша начинает ёрзать лицом и нервничать попой. Затем со словами, что ему и так всё понятно, поднимается со своего места и с извинениями протискивается через ряды сидений, отыгрывая интеллигентно-матерные гаммы на длинной клавиатуре зрительских ног.

Каждый раз обещает вернуться, но слово своё не держит. Во всём винит гримёров, монтёров и билетёров, которые расхватывают Пашу на тосты и анекдоты, стоит только тому покинуть зрительный зал.

Паша тусовщик и балагур. Его знают все. Театр он любит за премьеры, эклеры и провинциальных актёров, с которыми можно брататься, пить водку и закусывать реквизитом. Вот почему театр у него начинается с вешалки, а заканчивается рвотой.

Любовь к спектаклям и выпивке у Паши наследственная. Его отец в третьем классе сыграл Ленина, а в сорок семь умер от кровоизлияния в мозг, когда в очередной раз делал мучительный выбор между водкой и портвейном. От напряжённой умственной работы сосуды не выдержали. Мыслитель умер, не отходя от кассы и не приходя в сознание.

Сам Паша, будучи когда-то студентом иняза, выпивал с представителями самых разных этносов. Поэтому географию изучил по своей печени, которая у него со временем приняла форму глобуса и стала основным органом чувств. Она же символизирует Пашин космополитизм, широту интересов и тягу к богемным обществам. Поэтому нет ничего удивительного в том, что между Пашей и театром разыгрался бурный и долгий роман.

Но однажды случилось вот что...Collapse )




https://www.facebook.com/dvoytik

Кошачий Роман
rebel_mouse



Никанор Павлович Бухштабе был писателем. Ну, во всяком случае, мнил себя таковым. Из-под его трудолюбивого пера денно и нощно выходили пьесы, рассказы, повести и прочие опусы - стилистически безупречные, логически выверенные, при этом исполненные глубокого философского смысла и высокого драматизма повествования. Временами случались даже настоящие романы, которые Никанор Павлович, не жалея времени и чернил, распечатывал на своём стареньком принтере и заботливо переплетал на книжный манер. Это незамысловатое занятие давало ему ощутить вещественность собственных творений и в некоторой степени подпитывало его писательское тщеславие, потому что больше подпитывать его было попросту некому. Ведь ни одно из многочисленных издательств, куда Никанор Павлович отсылал свои рукописи, не желало видеть в нём ту самую звезду на литературном небосклоне, которую видел в себе сам Никанор Павлович, не считая, конечно, его мамы и ещё одной женщины ( к данному повествованию, впрочем, никакого отношения не имеющей). Вот так и жил себе писатель – непризнанный, бесславный и скромный; ещё никому не известный, но уже всеми позабытый и брошенный.

А ещё у Никанора Павловича был кот. Ну, во всяком случае, он мнил себя таковым. Кот был обыкновенный и серый, с хвостом и без особых амбиций, не написавший в жизни своей ни строчки, ни даже единой буквы. Над этим его литературным бесплодием нередко подтрунивал сам Никанор Павлович, разумеется, в шутку и совершенно беззлобно, наверное, где-то в глубине души своей понимая, что писатели среди котов встречаются крайне редко и все они, как правило, никудышные.

Но однажды случилось вот что.

Одним погожим, но довольно поздним, вечером Никанор Павлович как обычно вернулся домой с короткой прогулки, переоделся из пальто в тапочки, отрезал ломоть хлеба с маслом и уселся на свой верный, намозоленный от непрестанной работы, стул. Затем открыл текстовый файл на компьютере и в ожидании вдохновения стал пристально всматриваться в чистую пустоту страницы, очевидно, в надежде, что в её белоснежной дали вот-вот да и проявится готовый текст очередного шедевра. Но ничего подобного не произошло. И спустя десять минут тоже. И даже через полчаса лист всё ещё стоял перед глазами Никанора Павловича во всей своей безмолвной белизне - открытый, распахнутый, покорный и на всё готовый готовый, словно ожидающий бурных писательских ласк или хотя бы лёгкой печатной прелюдии. И снова безрезультатно.

Никанор Павлович беспокойно заёрзал на своём месте и беспомощно посмотрел в окно, будто в надежде увидеть спешащую к нему запоздалую музу. Но никакой музы он не увидел. Видимо, та задержалась у кого-то в гостях или попросту хватила лишку, а, возможно, была жестоко избита или даже ограблена в одной из угрюмых подворотен городской окраины, где проживал Никанор Павлович. Как бы там ни было, холостая, хоть и весьма напряжённая, работа мысли и пристальные гляделки в пустой монитор не прошли для бедного писателя даром и увенчали его одухотворённое чело не золоченым лавром Петрарки, но средней силы мигренью и гулким пульсирующим эхом в пустой от всякого замысла голове. Окончательно сломленный Никанор Павлович глотнул анальгину и решил немного перевести дух на своём диване. Но, очевидно, духу этого оказалось недостаточно, и он предпочёл временно себя испустить, обернувшись для своего хозяина крепким, хоть и несколько беспокойным сном.

На следующее утро разбитый и невыспавшийся Никанор Павлович обнаружил себя как есть – на диване и при тапочках – со всё ещё больной головой и смутными планами на вечер. В какой-то момент его взгляд упал на клавиатуру, на которой по своему обыкновению мирно посапывал кот, а затем на монитор включённого с ночи компьютера.

Монитор показывал примерно следующее:

«УАААААААААААААААА Collapse )


Танцлагерь
rebel_mouse


Я всегда затрудняюсь с определением даты моего первого секса. Дело не в том, когда это было, а в том, было ли это тогда, когда, как мне кажется, это всё-таки было. А было мне тогда лет шесть или семь. Именно в тот розовый период моей дорогой бабушке стукнули в голову анализы отвести меня в танцкласс, где преподавали – вы не поверите – бальные танцы.

Разучивали мы знаменитый «венский вальс», который я впоследствии окрестил «греко-римским». И дело тут вовсе не прекрасных потомках Гомера и Вергилия, а в том, что сам процесс в моём случае напоминал скорее одноимённую борьбу, чем прекраснейший из видов хореографического искусства.

Четырнадцать троллейбусных остановок отделяли меня от колонного зала пыток, где царил заслуженный преподаватель Сергей Иванович. Он встречал нас лёгким поклоном и элегантным пригласительным жестом. Девочки кокетливо отвечали книксенами и реверансами – мальчики краснели и показывали языки.

В далёком прошлом Сергей Иванович слыл известным ловеласом. Выступал на больших сценах. От одного его вида женщины рыдали корвалолом, рвали на себе помаду и кидали ему под ноги цветы и внебрачных детей. С тех пор Сергей Иванович изрядно постарел, но почти не утратил былой блеск. Разве что рубашки пришлось сменить с концертных на просто чистые. На уроках в танцзале он мог войти в раж, схватить под руку ближайшую маму или бабушку и увлечь её в свой пёстрый водоворот изысканных комплиментов и па де де. Увлекаемая особа отвечала глубоким грудным хохотком, что на языке эфиопских голубей означает немедленную готовность к спариванию.

Впрочем, хватит биографических выдержек - о них я узнал много позже. А в тот далёкий детский период меня волновало совершенно другое. Я до смерти боялся момента, когда Сергей Иванович давал команду и заводил свой чёртов патефон, потому что на следующие два часа я превращался в вещь. Владела мной прекрасная Танечка. Она была старше меня на два года, выше на две головы, шире на две груди и при этом втрое сильнее. Взять такую даму за талию не представлялось возможным, поэтому дама брала за талию меня, и мы, как барс и Мцыри, сцеплялись в смертельном танце. Отмечу, что Танечка была в меня влюблена. Влюблена впервые, но уже по уши и совершенно неприкрыто. Наверное, я был для неё чем-то вроде переходной ступени от кукол к живым мужчинам. Поэтому относилась она ко мне как-то бережливо-небрежно, что, безусловно, отражалось на нашем с ней вальсе.


Сергей Иванович постоянно кричал мне, чтобы я вёл партнёршу...Collapse )

Покоритель Америки
rebel_mouse


Сергей Физруков перечитал сценарий в пятый раз и отложил рукопись в сторону. «Шедевр. Почти литература» – подумал он. Теперь-то судьба точно у него в кармане, а не наоборот, как это было в Москве. Здесь всё по-другому. Уровень, реальность, ставки. Здесь всё иное.

Физруков встал с неудобной гостиничной кушетки, хрустнул костяшками пальцев и направился к балкону. Ему хотелось дышать, улыбаться и щуриться на солнечный город, раскинувшийся под козырьком его ладони.

Глендейл, Глендейл.
Конечно, это ещё не Голливуд, но уже Америка, уже Калифорния. А Голливуд где-то рядом, где-то там, за горизонтом. Он смеётся девятью белоснежными буквами со своей безымянной высоты. Чтобы его увидеть, достаточно влезть на пальму или приобрести дешёвый постер у продавца-мексиканца. Сергею во чтоб это ни стало нужно взять эту высоту. Он обязательно справится. Ведь это его крестовый поход за мечтой. Его вызов.

Месяц переговоров с киностудией, грабительские комиссионные агенту и ссора с женой унесли Физрукова в стратосферу американской кинопромышленности. Нет, он не ошибся, что оставил Москву, порвал с театром и бросил своё звёздное реноме на растерзание жёлтым псам столичной прессы. Можно хоть тысячу раз сыграть бандита, поэта или бога у себя на родине, но так и не получить свой настоящий шанс. Можно сколько угодно быть звездой в России, но при этом осознавать себя полным ничтожеством. Сергею опостылела кукольная жизнь среди бездарных режиссёров, актрис-однодневок в сером продажном мире российской киноиндустрии. Он начал действовать.

Ему повезло. Его анкета не затерялась среди бумажного хлама. Она дошла до небесной канцелярии одного из вершителей актёрских судеб и выдержала его строгий взгляд. Калифорнийские кинопродюсеры умеют смотреть так, что краснеют даже фото на анкетах. Но Физруков выстоял. Не прошло и двух месяцев, как ему позвонил представитель одной из киностудий и предложил настоящую роль в настоящем американском фильме. Пусть роль не главная, но ведь это только начало. Нужно проявить себя, зацепиться за шанс. Дальше всё пойдёт как по маслу. Будет и Голливуд, и ночная романтика с Кирой Найтли, и роль Джеймса Бонда. К тому же сценарий… чертовски хороший сценарий.


Мечты Физрукова прервал бесцеремонный стук в дверь...Collapse )



По доброте душевной
rebel_mouse


- Хотите поговорить об Иисусе?

Этот не то вопрос, не то предложение буквально выудил Ивана из озера будничных мыслей – ей-богу как рыбу какую-нибудь. До того он плёлся как попало, не замечая ни прохожих, ни июльской жары, ни даже собственных ног, а теперь был вынужден обратить взор на возмутителя своего относительного спокойствия – рябого юнца с жидкой бородёнкой и не менее жидкой стопкой цветастых брошюр в отощавших, но жилистых от богоугодной работы руках.

- Что? – рассеянно спросил Иван. Он расслышал вопрос-предложение, просто хотел выиграть время, чтобы собрать рассыпанные мысли и переключить внимание

- Я хочу поговорить с вами об Иисусе! – юноша щурился от солнца, отчего производил вид человека, задумавшего что-то подлое

Миссионеры умеют выбирать жертв – уличных лунатиков, напоминающих заблудших овец или ещё какой биологический вид, пригодный для окормления. Обыкновенно бдительный Иван прекрасно это понимал, мало того, слыл первейшим из спорщиков, когда речь касалась религии, политики или спорта. Но в этот раз он был слишком занят обдумыванием насущных проблем, поэтому решил не вступать в диалог. Зная, что прилипчивость – второе имя козлобородых юношей, - ему вздумалось отделаться от собеседника быстро и в то же время достаточно оригинально

- А кто такой Иисус? – спросил он, разыгрывая карту наивного неведения

- То есть как это… кто такой… - замешкался рябой. От неожиданности решительность его поубавилась, а сам он уставился в тротуар, словно в надежде, что на нём чудесным образом проявится нужный ответ

«Сандалии с носками», - поморщился Иван, вслух же повторил свой простой вопрос

- Иисус - это сын божий, - только и вымолвил молодой миссионер, - Вы, правда, не знали?

- Во-первых, зачем мне нужно это знать? – перехватил инициативу Иван, - Во-вторых, почему вы предлагаете мне поговорить о сыне божьем, а не сразу о боге? Я что, по-вашему, этого недостоин?

- Вы, очевидно, неправильно меня поняли,...Collapse )


https://www.facebook.com/dvoytik

Икеевская Русь (рассказ с предисловием и дракой)
rebel_mouse

События этого рассказа – есть чистая выдумка. Почти.
Все совпадения случайны. Почти.
Неизменным осталось только название славной фирмы «Икеа».
Автор питает слабую надежду, что однажды её руководство
подаст на него в суд и сделает знаменитым.

Не, ну правда…

* * *

img1378005921612Получить Нобелевскую Премию не так уж и сложно. Для этого достаточно отчебучить что-нибудь эдакое. Например, создать теорию сверхпроводимости, написать эпохальный роман или на худой конец развалить Советский Союз. Говорят, что тогда вам обязательно позвонит шведский король и пригласит к себе на шведский стол, который в научной среде зовётся «нобелевским банкетом» Для лауреатов из голодающих стран это отличный способ подкрепиться. Остальные соревнуются в крепости рукопожатий и витиеватости взаимных комплиментов.

Недавно я тоже отчебучил штуку, достойную Нобелевской Премии. Cобрал среднеразмерный шкаф-купе «Икеа». Без инструкции! И это после того, как его с инструкцией не смог собрать мой дядя. Для тех, кто не в курсе, скажу, что у моего дяди золотые не только зубы, но ещё и руки. Он способен без единого гвоздя построить дачу и в одиночку справиться с небольшой группой вооружённых жуков-вредителей. Что ему какой-то заморский шкаф?

img1378005921613На поверку всё оказалось не столь радужно.

Двое суток ушло на безуспешные попытки укротить злополучный предмет мебели. На третьи дядя сломался окончательно. Сломался и сжёг инструкцию в железной бочке. В полнолунный дачный четверг. Говорят, что в тот момент взгляд его был страшен, губы шептали проклятия на латыни, а нервные пальцы рвали в клочья бумажный дым. В ту ночь дядя потерял веру в себя. Утопил горе в бутылке пива, выпустил в голову годовой научный отчёт и отправился в чистилище своего НИИ бороться с демонами очевидного и невероятного.

А я приехал и собрал. За какие-то четыре часа и пять литров пота. Лишних деталей хватило на вполне приличную этажерку и на то, чтобы растопить дачный камин. Я заварил какао, закутался в плед и стал ждать звонка из Швеции. Но мне никто не позвонил. Тогда я сам набрал номер короля, найденный в справочнике. Мне ответили, что Его Величества нет дома. Оно укатило на рыбалку с курфюрстом баварским, прихватив с собой парочку мосластых фрейлин и ящик «Вдовы Клико». Так и ответили. Затем хихикнули и бросили трубку. Затея с Нобелевской Премией не выгорела.

Тогда я звякнул своему старому знакомому, Олафу Гуннарссону – директору местной «Икеи». Уж он-то поймёт, он-то оценит!


Олаф – настоящий варяг российского топ менеджмента...Collapse )


Живительный источник безыдейности (пьеска)
rebel_mouse
Пьеска в семи актах
Действующие лица:
Продюсер (Пр)
Писатель (П)
Всё остальное человечество (где-то за кулисами)

АКТ ПЕРВЫЙ

Пр. Вы такой талантливый
П. Возможно. Но мне до смерти надоело быть талантливым бесплатно
Пр. Что ж поделаешь, настоящая литература сейчас не в фаворе. Но поверьте, ценители есть. Их нужно только поискать… хорошо поискать
П. Я вот, кстати, думал, а не заняться ли мне написанием сценариев к российским сериалам?
Пр. Ой, оно вам надо? Вы уверены, что хотите в это ввязываться?
П. А почему нет?
Пр. Потому что эти сценарии пишут в основном ремесленники, работяги. А вы писатель, талант. Вы должны быть выше этого!
П. Стоп, а сколько эти «работяги» получают?
Пр. Ну, примерно 100000-150000 рублей, но, поверьте, это такое мыло…
П. Подождите-подождите. В месяц? В год?
Пр. (смущённо) Ну, вообще, за серию
П. За серию?! Но почему так много? Они же ремесленники?
Пр. Зато у них нет таланта. Им ведь не так повезло, как вам
П. Да похрен, что у них нет таланта. Я тоже хочу такие деньги!
Пр. Знаете, мне всё-таки кажется, что настоящий писатель должен быть немножечко голодным. Деньги идут во вред литературе и вообще…
П. (удерживаясь от страшного убийства) Я хочу писать чёртовы сериалы!
Пр. Ох… ну ладно, попробуем. Жду от вас синопсис или хотя бы заявочку. Что-нибудь не особо оригинальное. Пресненькое. Чтобы, как говорится, пипл схавал
П. Окей. Завтра всё будет!

АКТ ВТОРОЙ...Collapse )




https://www.facebook.com/dvoytik

?

Log in

No account? Create an account